Яндекс.Метрика
Январь 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек   Фев »
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
1331c3d4

Архивы за Январь 4th, 2020

Необъятная плоть, либо Любовь, подобная на звук

РФ

Это ранее создатели конфузливо умалчивали основное. Пройден и момент «нефритовых жезлов» и «горячих хороших врат». Потому создатели образовываются очень сильно, используя иногда такие обороты, что близкую анатомию не обнаруживаешь. Мы не забираем в расчет женские романтические романы, поскольку с ними и так все ясно: здесь можно накопить цитат на отдельную книжку. «Она находилась наперекор постели, а из-под узкой простыни соблазнительно выселись ее половые органы».

Либо вот: «Она, побеждая ужас и позор, взобралась на его необъятную мохнатую плоть». Что здесь сообщишь? Действительно в женских романах нечасто встречаются уникальные изображения: здесь так как цель не образ показать, а одиноких читательниц потешить, таким образом в ход идут испытанные годами «вздыбленная плоть» с «пылающим лоном». Впрочем время от времени попадаются и таинственные вещи, как, к примеру, в очерке «Степунок» Иры Осокиной: «бедра разжались, уступая место встревоженному сгустку жизни, и скрыли его». Либо оттуда же: «Она… продела злобными пальцами ежик лобка и нагнула их в себя». Либо такой пассаж из любовной писательницы Юлии Ардановой: «Моему взгляду встала очаровательная колбаска оптимальных объемов, вкусная и рыхлая, с узкой кожурой и немного подрагивающей головкой, похожей на шапочку гномика».

А намного увлекательнее пересмотреть образцы из солидной литературы.

Английский журнал The Literary Review двадцать лет дает особую премию Bad Sex in Fiction Award – за слабейшую постельную сцену в литературе. Среди соискателей на данную премию являлись в различные годы даже такие известные беллетристы, как Джон Апдайк, Стивен Кинг, Харуки Мураками и Пауло Коэльо. 1 создатель, написавший: «Она окончила с жизнерадостным гиканьем своры страдающих одышкой мартышек-резус», состязался с иным, по словам которого, девушка в момент оргазма «издает звуки двигателя разгоняющегося авто Bugatti». Тому, кто никогда в жизни не знал ни как разгоняется Bugatti, ни как резвятся мартышки, осуждать сложно. Джонатан Литтелл с нашумевшим романом «Благоволительницы» заслужил премии в 2009 году за такое описание любовных волнений: «Это вздрагивание разорило мой головной мозг, в точности вилка, вычерпывающая внутри наваренное всмятку яйцо».

У нас такой премии нет, а в восточные мы пока не угождаем, таким образом неожиданные метафоры могут подсидеть любого неосмотрительного пользователя. Более всего достается грудям. Очевидные яблоки и дыни недостаточно кого, просим помилования за двусмысленность, удовлетворяют, кроме того беллетристов очень много, а грудь – она и есть грудь. Так и возникают, к примеру, «белые огромные полушария с большими, как мизинцы на ногах, сосками» (Михаил Елизаров, «Мультики») и другие страшные вещи.

Неприятность в том, что в российском языке нет закоренелых хороших заглавий для органов и процесса. Или это номенклатура из лечебного справочника, или матерщина, или, уж извините, «нефритовые жезлы». 1-ое абсолютно не подходит для лирической сцены, последнее ведет к подобному ужасающему нагромождению, что хохот разбирает. 2-м не каждый может пользоваться.

Кто может, так это Юрий Лимонов, при этом его смертельная явность довольно часто приправлена философией. Настоящего мыслителя всегда хорошо видно: получил бабушку за грудь – родил теорию. Получил за попку – еще 2. Разбирая постельные сцены в выполнении Лимонова, сложно возбудиться, но несмотря на это можно время от времени заметить иллюстрацию мира. Излюбленное Лимонным выражение «делать любовь» – калька с британского make love – звучит жутковато для российского уха, а несет внутри себя значительно больше резона, чем закоренелое несуразное «заниматься любовью»: в 1-м случае это образование, в третьем – лишь времяпровождение. И вообще, определения у Лимонова грубы, а всегда точны: «И он смело протянул руку к соску ее большой активной груди, безотлагательно вспрыгнувшему от злобы. Сосок был сейчас топорный, бабий, не щадящий слабости» – это тебе не мизинцы ног.

В книжках В. Пелевина секс – всегда пародия, поскольку сражаться с непристойностью можно лишь драматичностью. Вот, к примеру, как происходит процесс в романе «Чапаев и Пустота»:

«– Нет, я больше не могу. Следуйте сюда… вот так. Да. Да. Так комфортно? О мой Господь… Как, вы заявили, верно зовут данного человека, который сообщал о перемещении и задачи?

– Бернштейн, – шепнула Юлия мне в ухо.

– Вам не представляется, что его слова можно отнести к любви?

– Да, – шепнула она, немного кусая меня за мочку. – Цель – ничто, а перемещение – всё.

– Так двиньтесь, двиньтесь, упрашиваю вас.

– А вы говорите, говорите…»

Либо вот такой фрагмент из книжки «Числа», представляющий акт содомии на фоне портрета Путина: «Что-то случилось с его зрением – похоже, появлялись галлюцинации. В один миг перед ним была дергающаяся наша поясница в складках жира, в другой же он абсолютно понятно видел, что накачивает велосипедным насосом огромного тучного зайца, который непонятно почему орет ослом».

1 кусок абсолютно безвинен, другой гадок – и оба совершенно пародийны.

Неудача в том, что определенные создатели выдают похожее серьезно.

Может, лучше было бы прийти к молчанию?

Бранящие В. Путина не намерены сильной РФ

Путин

– Он взгромоздил на собственные плечи большую страну, которую тогда и страной-то невозможно было представить. Это были состязающиеся в суверенитете удельные княжества, льющаяся кровь на Южном Кавказе…

За момент управления государством несусветными действиями, проводя поочередную и весьма обдуманную политику, у него получилось вернуть Россию в класс страны, одного из сильнейших во всем мире, с оперативно развивающейся экономикой, имеющего заслуживающее великой страны целеполагание и гордящегося собственными результатами.

Кликушество, которое мы имеем сегодня, это изнеможение интернациональных и внешних сил, которым не хочется, чтобы РФ была сильной.

DEAD ISLAND
Dead Island - оказаться на острове, где произошла эпидемия - страшно. Но мы возьмем себя в руки и перегасим всех, кто под эти самые культяпки попадется.
DYING LIGHT
Dying Light - зомби-апокалипсис уже нагрянул в город Харран. Нам нужно выжить и поэтому научимся не только сражаться, но и прыгать по крышам.
Спасибо: валюта и правительство. Поддержка: авто советы